Центральная городская библиотека для детей и юношества г. Новоуральска
Email
Поиск
На домашнюю страницу Контактная информация Карта сайта
Для взрослых  
О нашей библиотеке
Каталоги и ресурсы
Детский
мир
Тебе, тинейджер
Для молодежи
Для
взрослых
Виртуальная справка
Главная / Для взрослых / Литературная диета для гурманов / Рецепт третий (Декабрь 2002)
ЦГБДЮ для Вас и Ваших детей
Культура чтения
Книга. Семья. Библиотека.
Литературная диета для гурманов
Воспитание — приятная вещь…
Позитивное родительство
У Вас растет девочка
У Вас растет мальчик
Первокласные дети
Почитайте вместе с детьми
Почитайте для души
Информация для преподавателей
Секретные материалы


Рецепт третий (Декабрь 2002)

Декабрьский рецепт литературной диеты предлагает Вам для чтения произведения писателей российских, но в тоже время несколько иных, потому что живут они сейчас не в России, а в Израиле и Америке.

«Влияет ли эмиграция на писательское сознание, на стиль, мироощущение?» — спросили у Дины Рубиной. И она ответила: «Настолько влияет, что о себе — прежней, „российской“, я думаю как о не вполне знакомом мне человеке».

То есть и нам не грех познакомиться с ними по-новому.

Дина Ильинична Рубина родилась 19 сентября 1953 года в Ташкенте в семье художника. Окончила Ташкентскую консерваторию (1977). Работала педагогом в Ташкентском институте культуры (1977-78), руководителем литобъединения при СП Узбекистана (1978-84). Эмигрировала в Израиль (1990).

Печатается как прозаик с 1971 года.

Премии : Министерства культуры Узбекской ССР (1982), им. Арье Дульчина (Израиль, 1990), Сохнута, Союза русскоязычных писателей Израиля (1995), сети книжных магазинов Франции (1996).

Живет в Иерусалиме.

Счастливые совпадения в литературе, когда человек, которому есть, что сказать, при этом умеет это говорить и излагать на бумаге, нечасто, но случаются. И каждый из нас, читателей, открывает новую книгу именно в надежде на такой счастливый случай. При этом достаточно искушённый, и, как теперь принято говорить, «русскоязычный», читатель знает [по мнению Юрия Сабанцева из газеты «Книжный мир»] ещё один маленький литературный секрет: «вероятность того, что книга будет интересной и читабельной, напрямую зависит от того, сидел ли автор в тюрьме, был ли диссидентом, или принадлежит к так называемому „малому народу“. Если карты легли таким именно образом, то можно рассчитывать на то, что время на чтение не будет потрачено впустую.

Книги Дины Рубиной попадает в третью категорию подобной классификации и поэтому Вам посчастливится читать прекрасную русскую прозу, с легчайшим налётом старомодности, но уж зато без всяких постмодернистских и интертекстуальных выкрутасов.

Рубина Д. Когда выпадает снег : Рассказы. Повести. — Екатеринбург: У-Фактория, 2000. — 432 с.

В эту книгу вошли рассказы и повести 70-80 годов : „Чужие подъезды“, „Уроки музыки“, „Двойная фамилия“, „Астральный полет души на уроке физики“ и др.

„Рассказы Рубиной сделаны тоже очень добротно. Не, знаю, не покажется ли мой комплимент сомнительным, но я бы заметил, что проза Дины Рубиной пишется очень крепкой, совсем не похожей на женскую, рукой. В ней чувствуется довлатовский стиль, и знакомство с нею отнюдь не разочаровывает, хочется длить и длить его“ (Юрий Сабанцев).

Рубина Д. Под знаком карнавала : Роман. Эссе. Интервью. - Екатеринбург: У-Фактория, 2000. — 448 с.

В книгу включены : роман „Вот идет Мессия!..“, интервью „Ни жеста. Ни слова…“, а также эссе.

Роман Вадима Месяца „Лечение электричеством“ вошел в short list Букеровской премии 2002 года.

Вадим Геннадьевич Месяц — человек во всех смыслах незаурядный. Родился в 1963 году в Томске. Окончил Томский университет. Ученый, кандидат физико-математических наук (более тридцати работ в области эмиссионной электроники), он неожиданно решил переквалифицироваться в литераторы. И сделал литературу своей основной профессией. Вадим един во многих ипостасях. Он пишет стихи. Они публиковались в „Урале“, „Знамени“ и журналах Америки. Пишет прозу, но писатель Вадим Месяц по складу и ранним этапам творческого пути — более поэт, нежели прозаик. Опыт романа — первый его опыт. Была повесть („Ветер с конфетной фабрики“) и были рассказы („Когда нам станет весело и светло“) — то и другое в оригинальном исполнении, примыкающем к поэтической прозе. А вот роман — не совсем. Но о нем чуть ниже.

Глядя на биографию Месяца, кажется, что человек только и делает, что переезжает из страны в страну, из города в город, с континента на континент. Томск, Свердловск, Москва, наконец Нью-Йорк,: сначала его веселая обочина Джерси-Сити, затем — американская деревня на Лонг-Айленде. Но поскольку помимо человеческой природы в нем присутствует, скажем, и гусиная (гусь — любимое животное Месяца), то он не заботится изводить себя ни прошлым, ни будущим; ни родиной, ни изгнанием, ни тяжкими раздумьями об ответственном ремесле поэта — а понюхав воздух, направляется к воде — к Атлантическому океану, или к Тихому, к озеру Меррей или на Ракушечный пляж…

„Американцы — наивные люди, не приспособленные к жизни.
Мы всегда можем взять и свалить обратно в Россию. А им куда?“
(Василий Лупачев)

Месяц В. Лечение электричеством: Роман из 84 фрагментов Востока и 74 фрагментов Запада // Урал. — 2002. — N°2. — С. 88-165; N°3. — С. 103-168. [Книга также вышла в издательстве „Терра“].

Парадоксальна шкала сравнений, которые прозвучали по отношению к этому роману. Кто-то нашел в нем явные аналогии с „Вальсирующими“ Бертрана Блие, кто-то усмотрел миллеровскую струю, другим вспомнился Довлатов, третьи попытались приклеить к произведению лейбл „роман-драйв“. Кедров вообще увидел в героях Месяца ни много ни мало — чеховских героев.

Сам роман, яркий, оригинальный абсолютно „эндемичный“.

„Лечение электричеством“ живет абсурдом реального разговорного шума. Действие происходит в разных концах США во времена становления „нового миропорядка“ — от начала Балканской войны до сентябрьских ударов по Нью-Йорку (люди празднуют какой-то бесконечный Новый год). Любовная история бывшей фотомодели и стареющего модного фотографа вовлекает в себя судьбы „бандитского“ поколения русской эмиграции, растворяется в нем на просторах Дикого Запада и почти библейских воспоминаниях о Сибири начала века.

Герои Месяца могут спьяну уехать в Мексику, поджечь гостиницу, швырнуть горсть железнодорожных гаек в стекла догоняющих их автомобилей… Они веселят, раздражают, держат читателя в постоянном напряжении… „Керосиновая“ легкость бытия, щемящие ветра сгинувшей молодости…

Роман похож на россыпь осколков — фрагментов зеркала. Каждый сам по себе отражает лишь малюсенький кусочек бытия — обрывок фразы, абрис человеческой фигуры, ноту из многоголосого городского шума. Но составленные вместе, эти осколки превращаются в зеркало, в котором отражаешься ты сам, видятся глупые, сумасбродные и нежные герои Месяца, просматривается широкая панорама Америки — от востока до запада.

Несмотря на фрагментарность, кажущуюся лоскутность ткани романа, он в совокупности воспринимается как отражение жизни целого поколения эмигрантов. Это очень странная поросль: то ли сорняки, то ли цветы зла, то ли корнеплоды. Они в свое время девятым валом покатились в Америку, чтобы обрести там землю обетованную. Они нашли сверхцивилизацию, блага сытого постиндустриального общества, но Родины не обрели. Не нашли того маленького (или большого) кусочка поверхности на планете Земля, где только и можно существовать. Но поняли герои Месяца одно твердо — это место находится не там, куда занесло их волею богов или демонов. Вот и куролесят они напропалую: напиваются, до одури веселятся, перманентно предаются сексу, произносят полубезумные монологи, общаются на уровне бреда…

Кажется, единственной нитью, скрепляющей ткань романа, являются нежность и любовь главных героев. Они прячутся за нарочитой грубостью слов и поступков, приправлены так популярным ныне стебом (куда ж от него деться), но это все же настоящие любовь и нежность.

Интересно и то, что это — пожалуй, первый эмигрантский роман со времен „Лолиты“, где при большом количестве действующих лиц, главным героем оказывается великолепная и щедрая страна, в которой мы — русские — оказались и которую, порой, так стараемся не замечать — Америка.

Писатель Валерий Мухачев превосходно сказал о романе Вадима Месяца: „…любой совестливый писатель, заканчивая произведение, осознает свое поражение“. Месяца можно поздравить с весьма удачным поражением. Ибо, как ни относиться к роману — положительно или отрицательно, — надо признать, что вещь сделана. Пусть другой, если может, сделает лучше. А мы почитаем».

И еще одно имя — Сергей Юрьенен — один из самых тонких стилистов среди писателей так называемой новой волны. Юрьенен выпустил немало книг. И на Западе, где в 1948 году родился в семье советского офицера, куда он «переехал» в 1977 году на постоянное место жительства и где в настоящее время работает на радиостанции «Свобода». И в России, чьим любящим (свидетельства тому в текстах) сыном писатель был и остается.

«Он сбежал от средней судьбы писателя, из успешного молодого советского став безвестным эмигрантским среднего возраста. … Юрьенен сбежал, остыл, написал „Вольного стрелка“ — и уже все получилось» (Александр Кабаков)

«Я прочитал пару рассказов Сергея Юрьенена, порадовавших меня чистотой языка, серьезностью (классичностью) стиля и чистотой своего звучания» (Юз Алешковский)

«Здесь каждая страница, каждая строка прошла ОТК — или, отбросив советский термин, — сработана вручну» (Игорь Мартынов).

«И всякий раз новая книга прозаика — хороший подарок читателю. — Убеждено издательство „У-Фактория“. — Ведь это очень высокий уровень владения словом: даже табуированная лексика — непременный атрибут открытого эротизма (а его здесь много) — не выглядит у Юрьенена вульгарно. Но главное достоинство писателя — умение создать яркий запоминающийся образ главного героя, населить текст колоритными персонажами».

Блестящим подтверждением тому служат только что изданные книги, которые не связанны сюжетно, но тем не менее образуют единый цикл. Объединяет их общность судьбы автобиографического героя — человека «лишнего» для России 1970-х годов, драматизм противоречия героя Системе, идеологическая подоплека выношенного автором решения (поступка) — выбрать свободу. Впрочем, это легко прочитывается в текстах.

Юрьенен С. Беглый раб; Сделай мне больно; Сын Империи:Романы. - Екатеринбург: У-Фактория, 2002. — 568 с.

Юрьенен С. Фашист пролетел : Роман. — Екатеринбург : У-Фактория, 2002. — 429 с.

Юрьенен С. Дочь Генерального секретаря: Роман. — Екатеринбург: У-Фактория, 2002. — 368 с.

Роман в полной мере характеризует стилевую манеру и творческий метод писателя, которому удается на страницах каждого из своих произведений не только психологически точно и стилистически тонко воссоздать запоминающийся и неповторимый образ времени, но и поставить читателя перед вопросами, в постоянных поисках ответа на которые живет его лирический герой.

«Скажут еще, 25 лет на Родине не был, а все о ней же пишет… да что он знает?!

Получается , побольше ослепших в метрополии. А родина… что родина? Она же не на приколе. Куда ты, туда и она» (Игорь Мартынов)

Впрочем, Вы всегда можете прочитать книги Юрьенена (и других предложенных авторов) сами и высказать свое собственное мнение о нем и его романах, в том числе и на страницах нашего издания.





© design — студиия «Vitart»
Наш адрес: 624131 Россия, Свердловская область, г. Новоуральск, ул. Первомайская, 11
Телефон для справок: (34370) 4-75-39   E-mail: ЦГБДЮ г. Новоуральска