Центральная городская библиотека для детей и юношества г. Новоуральска
Email
Поиск
На домашнюю страницу Контактная информация Карта сайта
Тебе, тинейджер  
О нашей библиотеке
Каталоги и ресурсы
Детский
мир
Тебе, тинейджер
Для молодежи
Для
взрослых
Виртуальная справка
Главная / Тебе, тинейджер! / Мода — читать! / Детство военной поры
Твоя библиотечная тусовка
Письма для тебя
SOS-информация
Мода — читать!
Книги нашего детства
Отзывы о книгах с золотой полки
Отделы и филиалы
Клубы и конкурсы
Уроки поэзии
Уроки прозы
Поздравляем!
Бурчалка
Словарь сленга тинейджеров


Детство военной поры: обзор книг

Детство военной поры… О том, что стоит за этими словами, одним из первых рассказал Константин Симонов в стихотворении «Майор привез мальчишку на лафете»:

Его везли из крепости, из Бреста.
Был исцарапан пулями лафет.
Отцу казалось, что надежней места
Отныне в мире для ребенка нет.
Отец был ранен, и разбита пушка.
Привязанный к щиту, чтоб не упал,
Прижав к груди заснувшую игрушку,
Седой мальчишка на лафете спал.

Известно, что война унесла 13 миллионов детских жизней. Это чуть меньше, чем население Финляндии, Дании, Норвегии вместе взятых. А подсчитывал ли кто-нибудь, сколько детей осиротело за это время? И сколько их могло бы появиться на свет, если бы стали отцами молодые мужчины, погибшие на полях сражений? Судьбы детей, которых пощадило военное лихолетье и у которых остались живы родители, считать счастливыми тоже нельзя. Ведь они были лишены детства. Тысячи детей были оторваны от школы, стали рабочими на военных заводах, где изготовляли мины и снаряды. Разве это нормально для ребенка — стоять 12 часов в сутки на ящике у станка!? Но без ящика им не хватало роста. Они не дотягивались до станка. Другие их сверстники стали пахарями. Ведь армию надо было кормить. Многим ребятам заменили семью воинские части и партизанские отряды. Разве это нормально, когда мальчишка 10-17 лет живет не дома, а на передовой, ходит в разведку, участвует в боях?! Такого быть не должно! И все же это было, было потому, что была война, Великая Отечественная война 1941-1945 годов. И навязали эту страшную войну нашей стране фашисты.

Горнили: «К бою!» трубы полковые,
Военный гром катился над страной.
Вставали в строй мальчишки боевые,
На левый фланг в солдатский строй.
Великоваты были им шинели,
Во всем полку сапог не подобрать,
Но все равно в боях они умели
Не отступать и побеждать.
Жила в сердцах их взрослая отвага,
В двенадцать лет по-взрослому сильны,
Они дошли с победой до рейхстага,
Сыны полков своей страны.
В. Суслов

Об этом времени, о детских судьбах, о преданности Родине, смелости и мужестве юных рассказывают книги из нашей библиотеки.

Надежда Надеждина «Партизанка Лара»Надежда Надеждина «Партизанка Лара».
Это повесть о ленинградской школьнице Ларисе Михеенко.
В память детского сердца, верного и смелого, гордого и нежного написана эта книга.
Лара приехала с бабушкой в деревню Печенево Псковской области на целое лето. Как это здорово — каникулы! Лес, речка, солнышко. Но отдыха не получилось. Началась война. И новости с каждым днем становились все хуже и все страшнее: наши отступают, оставляют город за городом.
И вот самый страшный день — в Печеневе фашисты. И все у них чужое. И злые, холодные глаза, и непонятные слова. Нельзя ходить по улице, нельзя петь советские песни, нельзя жить, как привыкли. Теперь ничего нельзя. А если ослушаешься, фашист убьет или отправит в Германию на работы. Сердце девочки не могло смириться. И Лара начинает помогать партизанам. Теперь ее семья — партизанский отряд. А изба разведчиков, где по вечерам чадит коптилка, заправленная бараньим салом, — девочкин дом. В этом доме надо забыть детские капризные слова: «Не могу!», «Не буду!». Здесь знают одно суровое слово: «Нужно». Нужно для Родины. Для победы над врагом. Ее смелостью и находчивостью восхищались разведчики, удивлялись фашисты. Ее выдал предатель, а брошенная в фашистов граната не взорвалась. Лару расстреляли. Не стало девочки с нежным овалом лица, непокорными волосами и внимательными, вдумчивыми глазами, не сбылась ее мечта стать балериной. И очень, очень жаль.

Владимир Богомолов «Иван».
Автор, написавший эту книгу, считает своим долгом рассказывать о войне так, чтобы те, кто не вернулся, не могли бы упрекнуть его в неправде.
То, что было, — было! — и это главное, с чем нужно считаться. Богомолов хочет, чтобы мы, живущие в мирное время, поняли, как много мужества и духовной стойкости потребовала от человека та война. И сколько горя и боли она принесла.
«Иван» — повесть о 12-летнем мальчике. Его редко называют Ванюшкой. Взрослые сдержанны, ласковые слова малозаметны: нельзя же жалеть мальчонку, а потом отпускать его туда, где не им, а ему предстоит рисковать жизнью. Взрослые, боевые офицеры чувствуют себя неловко, беспокойно: мы, сильные, вооруженные, здесь, среди своих, а он полураздетый, голодный, беззащитный, скитается во вражьем тылу, за вершок от смерти. И ничего нельзя изменить. Ивана не остановить, не спрятать от войны. Он видел столько страшного, что не может жить, пока это страшное не будет уничтожено. Об Иване говорят: «Ненависть душу жжет». Наверное, мальчик очень любил отца, сестренку, маму (их расстреляли на его глазах). Наверное, то, что он пережил, не поддается словам. Писатель не ищет таких слов, боясь неправды. Он не описывает катастрофу, когда счастливый детский мир, мир любви и надежды, рушится. Он позволяет увидеть нам последствия катастрофы, когда в душе остается только ненависть.
Иван — храбрый разведчик. Но не об этом написал Владимир Богомолов. Он был уверен, что детям на войне делать нечего, и если там нашлось для них дело, то это несчастье, беда. Он написал об Иване с нежностью и любовью. Поэтому, когда гибнет Иван, наши сердца сжимаются от горечи и любви, от смешанного чувства жалости и гордости.

Жил мальчик на хуторе Мшинском,
За дальним кордоном лесным,
Когда появились фашисты,
Он стал партизанским связным.
Ходил он, как нищий, по селам
С холщовой сумой на плече,
В отцовских ботинках тяжелых
И мамином рваном плаще.
То в окна стучался немые,
То брел к старикам на покос.
И танк подрывался на мине,
И поезд летел под откос…
Забылось негромкое имя,
Осталась лишь кличка — Связной.
Он пережил осень и зиму.
Его расстреляли весной…
М. Вайцман

Светлана Алексиевич «Последние свидетели»Светлана Алексиевич «Последние свидетели».
Главные герои не политики, не солдаты, не философы. Главные герои — дети, которые запоминали самые яркие и трагические моменты той войны. Не сами события, а то, что чувствовали. «Я помню маму. Когда ее вели на расстрел, она просила: „Дочку уведите… Закройте дочке глаза…“, — вспоминает одна из героинь.»А я не плакал, когда падала бомба, я топал ножкой и приговаривал: «Я буду жить! Я буду жить!». И эти воспоминания детские, беззащитные, до основания обнажают и разоблачают «человеческое безумие в форме войны».

На развороченном пути
Стоит мальчишка лет пяти,
В глазах расширенных истома,
И щеки белые как мел.
— Где твоя мама, мальчик?
— Дома.
— А где твой дом, сынок?
— Сгорел.
Он сел. Его снежком заносит.
В его глазах мутится свет.
Он даже хлеба не попросит.
Он тоже знает: хлеба нет!

Юрий Ильинский «9-й класс сражается»: документальная повесть.
Юрий Ильинский рассказывает о мальчишках своего класса. Они были разные — комсомольцы и не комсомольцы, отличники и двоечники, дисциплинированные и лентяи, но все, не сговариваясь, пришли к одному решению: идти добровольцами на фронт, воевать с фашистами. В книге есть фотографии этих замечательных ребят. Есть фотография мемориальной доски в школе. Двадцать одна фамилия на черном мраморе. Из 25 добровольцев-девятиклассников осталось в живых четверо. Они погибли, не узнав жизни, и во имя жизни.

«Дети военной поры»: сборник документальных историй. Повесть Чингиза Айтматова «Ранние журавли». Книга Лева Кассиля «Линия связи».
Они о том, как дети жили и трудились в тылу, о том, как соединялись семьи, разбросанные войной, через много лет.

Михаил Сухачев «Дети блокады». Александр Крестинский «Мальчики из блокады». Илья Миксон «Жила-была девочка».
О детях блокадного Ленинграда — это еще одна страница войны. Немцы сбросили на Ленинград 107000 фугасных и зажигательных бомб, 150000 тяжелых артиллерийских снарядов. Но главной трагедией для жителей осажденного города стали голод и холод. Окруженный фашистским кольцом, город умирал, но не сдавался врагу. (Только на Пискаревском кладбище захоронено 470000 жертв блокады. В Хиросиме и Нагасаки погибло от атомных взрывов 320000 человек).

Девчонка руки протянула
И головой на край стола.
Сначала думали — уснула,
А оказалась — умерла…
Никто не обронил ни слова,
Лишь хрипло, сквозь метельный стон,
Учитель выдавил, что снова
Уроки — после похорон.
Ю. Воронов

Дневник Тани Савичевой10-летняя девочка Таня Савичева вела дневник. Этот дневник был свидетелем на Нюрнбергском процессе, где судили фашистов. В дневнике маленькая девочка записывала страшные даты — даты смерти тети, брата, бабушки, всех родственников. И вот последняя страница: «Мама умерла 13 мая в 7:30 часов утра 1942 года. Савичевы умерли. Умерли все. Осталась одна Таня». Таню вывезли из Ленинграда по дороге жизни, но спасти её не удалось.

Этот дневник на процессе Нюрнбергском
Был документом страшным и веским,
Плакали люди, строчки читая,
Плакали люди, фашизм проклиная.
Танин дневник — это боль Ленинграда,
Но прочитать его каждому надо.
Словно кричит за страницей страница:
«Вновь не должно это всё повториться!»
И. Малышев

Вильям Козлов «Витька Грохотов и его компания»,«Витька с Чапаевской улицы».
Жестокая правда о войне, увиденная глазами мальчика-подростка.

И еще одна правда — рассказ Чингиза Айтматова «Солдатенок» и повесть Валентина Пикуля «Мальчики с бантиками».

Летом 1941 года фашисты оккупировали территорию Белоруссии. За три года оккупации на территории Белоруссии фашисты превратили в руины 209 городов, уничтожили 9200 сел и деревень, расстреляли, повесили, замучили и сожгли свыше 2 миллионов жителей. «Убивай всякого… не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик. У тебя нет сердца, нервов, на войне они не нужны», — говорилось в обращении фашистского командования к солдатам. Осуществляя на практике человеконенавистнический план «Ост», гитлеровцы проводили против мирного населения карательные операции. Выполняли охотно и весело.
Сохранились дневниковые записи фашистского солдата Эмиля Гольца: «По дороге от Мира до Столбов мы разговаривали с населением языком пулеметов, никакого сострадания мы не ощущали. В каждом местечке, в каждой деревне при виде людей у меня чесались руки. Хотелось пострелять из пистолета о толпе».
Другой фашист, обер-ефрейтор Иоганн Гердер писал: «Мы бросаем ручные гранаты в жилые дома. Дома очень быстро горят, огонь перебрасывается на другие избы. Красивое зрелище. Люди плачут, а мы смеемся».

Хатынь!Хатынь! Ни на одной самой подробной географической карте вы не найдете сегодня этой белорусской деревни. Она была уничтожена фашистскими карателями. Это произошло 22 марта 1943 г. Карательный отряд окружил деревню. Все население Хатыни, от мала до велика, фашисты согнали в один из сараев. Сюда привели семью Иосифа и Анны Барановских с 9-ю детьми; Александра и Александры Новицких с 7-ю детьми, столько же детей было в семье Казимира и Елены Иотко, самому маленькому, Юзику, исполнился 1 год. В сарай пригнали и двухлетних Мишу Желобковича, Лену Миронович, Вову Карабана.
Колокола ХатыниНе дрогнули каменные сердца изуверов, когда они вели в сарай 19-летнюю Веру Яскевич с 7-недельным сыном Толиком.
Когда все население деревни было согнано в сарай, фашисты заперли дверь, обложили сарай соломой, облили бензином и подожгли.
Огромное зловещее пламя взметнулось в небо. В дыму задыхались и плакали дети. Тех, кто пытался вырваться из огня, каратели расстреливали из автоматов. Хатынская земля потемнела от крови, содрогалась от мук людских.
149 жителей Хатыни заживо сгорели в огне. Среди них — 76 детей. Деревню каратели разграбили и сожгли. Но не все хатынцы погибли, как считали каратели. Три человека — Виктор Желобкович, Антон Барановский, Иосиф Каминский — вышли из огня. Они выжили, чтобы еще раз рассказать о фашизме, его кровавом лице, еще и еще раз сказать войне «Нет!». …Когда под напором десятков людей рухнули двери сарая и люди, полные ужаса, в охваченном пламенем одежде, бросились в рассыпную, фашисты открыли по убегавшим огонь. В горящей одежде, крепко держа за руки семилетнего Витю, бежала Анна Желобкович. Она старалась прикрыть сына от пуль своим телом. И вдруг упала, скошенная свинцовой смертью, упала, увлекая за собой раненного в руку Витю. Так и пролежал он до ухода карателей у трупа самого родного на свете человека — матери, дважды подарившей ему жизнь.
Из девяти детей семьи Иосифа и Анны Барановских в живых остался один — 12-летний Антон. Выбежав из горящего сарая, он был ранен в обе ноги, упал, и гитлеровцы приняли его за мертвого. Третий свидетель хатынской трагедии — Иосиф Иосифович Каминский. Израненный, обгоревший, он среди трупов односельчан нашел изувеченное тело своего сына Адама. Адам еще дышал. Отец поднял на руки сына и понес его к лесу, но не донес. Мальчик умер. Отец и сын послужили прототипом центральной бронзовой скульптуры мемориального комплекса, который стоит сейчас на месте страшной трагедии. Непокоренный человек, вставший живым из огня. Натруженные крестьянские руки горестно и бережно держат тело замученного ребенка. Боль и гнев, скорбь и месть выражены на его лице. И кажется, бронзовые уста Непокоренного говорят: «Будь проклят, фашизм!». Страшную судьбу Хатыни, когда от деревни остается одна могила деревни, не одного человека, не двух и не трех, а целой деревни, в которой жили десятки и сотни людей, повторили в Белоруссии и другие деревни. В феврале 1943 г. фашистские солдаты окружили деревню Ладеево и сожгли 42 человека. Кровавая трагедия произошла 11 сентября 1942 г. в деревне Дремлево. Пьяные эсэсовцы подожгли и расстреляли 286 жителей, из них — 124 детей. Только трое раненых и обгоревших подростков — Ярмошук Николай, Данилюк Михаил, Юрасик Дмитрий — остались в живых. Они и явились свидетелями этого чудовищного злодеяния.

Мемориал «Хатынь»В деревне Ала Светлогорского района было расстреляно и сожжено 1758 человек, из них 950 детей.
Страшная мучительная смерть постигла детей деревни Байки Пружанского района. 22 января 1944 г. на них было направлено 15 обученных собак. По улицам деревни собаки таскали изуродованные тела малышей. Мужчины были расстреляны, женщины сожжены заживо. Всего в Белоруссии было сожжено 136 деревень вместе с жителями.

Об этом рассказывают книги:
Галины Василевской «Рисунок на снегу»,
Елены Кобец-Филимоновой «Жаворонки над Хатынью»,
Александра Адамовича «Хатынская повесть»,
А. Белевича «Хатынь: Боль и гнев».

Да, такой была война в России, где в каждой второй или третьей семье кто-нибудь не вернулся.
Мы познакомили Вас с несколькими судьбами юных героев. К сожалению, их гораздо больше и забывать о них нельзя. Это будет как предательство. Может быть, из-за незнания, что такое фашизм, и появляются в нашей стране, которая такой горькой ценой заплатила за победу, фашистские организации. И молодые люди с фашистской свастикой на рукавах гордо шагают по улицам, где лилась кровь их земляков.

Замечательный чешский писатель Юлиус Фучик, погибший в фашистской тюрьме, оставил людям свою бессмертную книгу «Репортаж с петлей на шее», эпиграфом к которой являются слова, обращенные к нам: «Люди, будьте бдительны». Юлиус Фучик беспокоился о том, что пройдут годы, вырастет новое поколение и не дай Бог, оно забудет, что фашизм — это страшная трагедия не только для страны, но и для каждого человека. И все может начаться снова. Не дай Бог!

Нина Елфимова,
директор ЦГБДЮ г. Новоуральска.





© design — студиия «Vitart»
Наш адрес: 624131 Россия, Свердловская область, г. Новоуральск, ул. Первомайская, 11
Телефон для справок: (34370) 4-75-39   E-mail: ЦГБДЮ г. Новоуральска